Налить бы в чашку до краёв,
Удачи, радости, веселья.
И в этой смеси в день рожденья,
Тонуть не видя берегов.

Затем намазать от души,
На рыжий тост "воспоминанья",
А сверху положить "признанья",
Что до кого-то не дошли.

И пожелать себе, чтоб в рот,
Не сыпать пригоршню таблеток,
И запретить "старенье клеток" !
Хоть власти этой не дано.

И посмотревшись в зеркала,
Расправить слой морщин улыбкой,
И не касаться грани зыбкой,
Как минимум , ну лет до ста...
Загрустила реченька
                                 запрудой усмирённая,
Словно бы по лесенке
                                  течёт вода студёная,
Ей бы в бег, да прятаться
                           в тень лесов прохладную,
А теперь от солнышка
                           вверх стремится влагою.

Серой тучкой хмурится
                                       речка усмирённая,
До земли дотянется
                                          струями дождя
Обласкает зёрнышко
                                    птицей обранённое,
И с землицей чёрною
                                        возродит меня.

Ну а я то с буйствами
                              в мир приду весенними,
Ярких красок образов
                                           вырежу края,
И останусь в вечности
                                   до конца непознаной,
Долгой и стремительной,
                                   что пройдёт не зря...
Короновано лето осенью,
День короче и воздух остыл,
И не так высоко небо с проседью,
Чтоб разжечь за спиной крыльев пыл.

Закружит, запуржит стужа белая,
Заморозит окно сединой,
Только чтобы зима не наделала,
Точно знаю, что встречусь с весной.

Обретут цвет надежды деревья,
Пробудившись от долго сна,
И весёлой, прозрачной капелью,
Застучит в мои окна весна.

Это лето промчит незаметною,
Ярко-красной полоской зари,
Светло-жёлтым, зелёным и белою,
Терпким запахом, ливнем в ночи.

И закончив дела скороспелые,
Перед тем как уйти на покой,
Заплетёт колоски в косы спелые,
Увенчая короной златой...
Я так устал! От радости и грусти,
От тех кто робок и от тех кто смел.
Всё жду, что кто-нибудь вперёд                                                                    пропустит,
Чтоб оказаться снова не удел.
От жуткой лени и до сильной воли,
От глупости и до изящества ума,
Мен вели последнюю неделю,
До пропасти оставив шага два.
И снова кто-то глядя с поднебесья
Остановил последнии шаги.
И я шепчу слова, с душой кричашей                                                                     вместе,
"Помилуй мя... Спаси и сохрани..."
Пускай уже за пятьдесят,
Живот отпраздновал победу,
Глаза с очками на носу,
Ведут неспешную беседу...
Зато душа стремится ввысь,
Расправив крылья Белой Птицы,
И не даёт угомониться...
Ну правда, это ж  "зашибись" ...
Что ж так бежит отпущенное время,
По лестницам земного бытия.
Мы так спешили посчитать ступени,
Теперь бы спрыгнуть на "пролёта" два.
Хотя сейчас, отсюда по другому,
Всё видится, с высот прошедших лет.
И каждый День Рожденья - это повод,
Для гордости, и для хмельных бесед...
Снова поздняя осень листья морозит,
Чуть отогрев нас пропало тепло,
Ночь рассветёт и придирчиво спросит,
Сколько денёчков твоих утекло ?
Завились вихры упрямо,
Да к 16-ти годам,
Я у мамы "самый-самый!!! "
А какой - не знаю сам...